In Style (Россия, Февраль 2016)

сканыфотосессия

НЕ ТЕРЯЯ ВЫСОТЫ

Многим казалось, что развод с Гэвином Россдэйлом после 13 лет брака заставит эту рок-мамочку сбавить темп… Куда там! С любимым двухлетним сыном на руках Гвен Стефани успевает работать над новым альбомом, управляет собственной фэшн-империей, которая продолжает расширяться, и все так же бесстрашно шагает вперед на своих высоких шпильках.

Гвен Стефани проводит чистку гардероба. Прямо сейчас она пытается открыть ящик с наклейкой «Архивы». Тот забит под завязку и открываться не хочет. Она упрямо тянет за ручку пальцами с длинными, покрытыми белым лаком ногтями — и накрашенные красной помадой губы расплываются в улыбке, когда шелковисто-блестящий ворох наконец вываливается на пол. У каждого есть свой ящик с воспоминаниями. Но далеко не каждый хранит внутри легендарные наряды, накопленные за 20 лет работы в шоу-бизнесе. Пакеты и ящики, загромождающие дизайн-студию Стефани, — это наследие различных эпох ее карьеры: сначала вокалистки группы No Doubt, затем — певицы, уже без ансамбля, члена жюри американской версии «Голоса» и наконец фэшн-дизайнера. «Смотри! — Гвен наклоняется и вытаскивает из бесформенной кучи расшитые блестками шорты. — В них я была на шоу Дэвида Леттермана. А вот это (она хватает корсет с белыми костяными вставками) из клипа «Rich Girl». На очереди груда одежды для беременных, старые «шмотки с «Голоса», наряд с церемонии American Music Awards. «У меня была фотосессия, — Гвен кивает на кучку дизайнерских вещей, от вида которых затрепетала бы любая женщина в Manolo Blahnik. — А потом они мне все это подарили».

В этом ящике еще много потрясающих нарядов, о которых можно говорить и говорить, но Стефани, кажется, не горит желанием погружаться в прошлое — будто не хочет вытаскивать какие-то вещи из «черного ящика» памяти. Она закрывает крышку и встает во весь рост — дерзкая и самоуверенная дива глэм-рока. На ней джинсы-скинни J Brand с завышенной талией, туфли на каблуках L.A.M.B. — они еще больше вытягивают ее стройную фигуру — и выцветший черный топ («старый любимчик»), из-под которого выглядывают лямки голубого с отливом бюстгальтера. Знаменитые платиновые волосы Гвен собраны в тугой пучок, неизменная красная помада — тоже на месте. «Мне кажется, я долго жила в коконе, а теперь готова вырваться на волю и фонтанировать новыми идеями», — говорит она.

Стефани определенно проходит период метаморфоз. За последние три года она родила третьего ребенка — Аполлона (ее старшему сыну Кингстону девять лет, а среднему Зуме — семь), села в судейское кресло шоу «Голос» и расширила свой бизнес, выпустив несколько новых фэшн-линеек: коллекцию сумок, очков, обуви и часов. Почти закончила работу над новым сольным альбомом. И — это ее самое непростое решение — подала на развод с мужем, певцом Гэвином Россдейлом, после 13 лет брака.

Брак с Россдейлом был сложной смесью из романтики, семейного счастья и — да, таблоидных скандалов. В последние пару лет в прессе поочередно появлялись то снимки счастливой пары, которая с удовольствием возится со своими очаровательными детьми, то совсем другие фото, где между супругами заметен разлад. Прошлой весной все горячо обсуждали появление Стефани в программе Today Show, где она весьма эмоционально рассказывала о том, как гордится своим браком. «Мы оба хотим одного и того же — быть, семьей, быть хорошими родителями», — говорила она тогда.

А буквально через несколько месяцев стало ясно, что счастье, видимость которого она создавала, и впрямь порой было только видимостью. И хотя Гвен отказывается обсуждать, что именно привело к крушению брака, в своих эмоциях разобраться все же пытается — с помощью песен. В октябре она выпустила сингл «Used to Love You», который с болезненной честностью описывает ее стремительный переход от любви к ненависти: «Не знаю, почему я плачу… Думаю, потому, что впервые с тех пор, как начала тебя ненавидеть, я вспомнила, как раньше тебя любила».

При личном общении в ней чувствуется кипучая {порой даже чересчур) энергия человека, который принял очень трудное решение, но теперь намерено взять себя в руки и стать сильнее. И когда в беседе всплывает имя Россдейла, в голосе Стефани не слышится враждебности или неприязни — она лишь признает, что их отношения не всегда были простыми. «Я вообще не гастролировала, — вспоминает она о годах, предшествовавших разводу. — Зато работала над альбомом No Doubt, что было супертрудно. Я все время разрывалась. Каждый день отвозила детей в школу, ехала в Санта-Монику, корпела над альбомом в студни, а потом смотрела на часы и понимала: о боже, если не уеду в пол третъего, не успею домой к ужину. А Гэвин был в туре… Я не говорю, что запись этого альбома не принесла мне ничего хорошего, нет. Но мне слишком часто хотелось биться головой об стену. Это было тяжелое испытание».

Стефани по-прежнему живет в доме, который раньше делила с Россдейлом, — шикарном, но без претенциозности, современном особняке в закрытом районе Беверли-Хиллз высоко над Лос-Анджелесом. Сейчас в доме кипит работа. Этим вечером Гвен запускает свою линию детской одежды Harajuku Lovers для магазинов Chasing Fireflies — и под рукой у нее целая команда специалистов, готовых прийти на помощь. Посреди этого шума и гама в сопровождении няни спокойно прогуливается двухлетний сын Стефани — вылитый херувимчик. Все радостно оживленные, никакой нервозности. Певица отказывается считать себя виновницей хорошего настроения, но очевидно, что именно она задает здесь тон. «Пусть только попробуют не быть счастливыми — побью», — шутит Гвен.

Мы укрылись от шума в яркой дизайн-студии. Над массивным каменным столом и низкими скамьями на пьедесталах возвышаются пять огромных керамических статуй в стиле харадзюку. Сегодня эти «девочки» (так их зовет Стефани) стали свидетелями веселого гламурного хаоса. Прошлое и настоящее перемешались на стеллажах с костюмами, очками и обувью.
На стене висит белая доска с вариантами музыкальных треков для предстоящего шоу. Но рано или поздно Гвен покончит с беспорядком. Указывая на три переполненных мусорных пакета на полу, она закатывает глаза. «У меня выдалось 15 минут свободного времени, так что я решила перебрать гардероб и убрать то, что больше не надену. Это было полтора месяца назад!» Следом она пинает большую белую коробку и пожимает плечами: «Мое свадебное платье».

Неужели даже к этому знаменитому бело-розовому платью Dior певица относятся как к очередной большой коробке, которую пора сдать в архив? По ее невозмутимому виду не поймешь. Она прикидывает, где бы сесть, но все поверхности заняты. Усмехнувшись, все же скидывает вещи с одной из скамеек, усаживается, вытянув длинные ноги, и пытается объяснить, как изменилась ее жизнь за последнее время. Одним из важных моментов, повернувших все к лучшему, она считает появление Аполлона. «Беременность была незапланированной, она стала настоящим чудом и будто открыла для меня абсолютно новый мир». Но и стресса добавила. -Я тогда старалась больше работать над музыкой для No Doubt. И тут — беременность! Но я подумала: ОК, хорошо, что я теперь буду делать? Мне надо что-то поменять. А уж энергии на это хватит».

Сначала она хотела заняться модой. «Я решила сфокусироваться на своих брендах», — объясняет Стефани. Но произошло нечто неожиданное: ей предложили стать членом жюри шоу «Голос». «Никогда бы не подумала, что попаду туда, а тут вдруг раз и я уже в шоу». Ей позвонили, когда Аполло было всего четыре месяца, а когда ему исполнилось семь, она уже сидела в кресле наставника.

Для Стефани «Голос» стал музыкальной встряской, в которой она так нуждалась. «Я и не ожидала, что первый сезон столько мне даст в творческом отношении, что вокруг будет так много музыки».

Работа бок о бок с другим членом жюри, музыкантом Фарреллом Уильямсом (несколько лет назад Гвен записала с ним несколько треков, среди которых был и такой хит, как «Hollaback Girl»), помогла ей выйти из творческого тупика. «Да, мы писали вместе песни и раньше, но никогда еще не были так близки, как сейчас. А когда начали работать в «Голосе», у Фаррелла как раз открылось второе дыхание — в 40 лет он выпустил три больших хита. Он много чем помог мне тогда. Я была очень замкнута — не могла писать, не чувствовала в себе уверенности». Стефани тщательно подбирает слова — она явно не хочет выглядеть обиженной на жизнь. «До беременности у меня были тяжелые времена, честно. Мне было нехорошо. А потом родился Аполлон, я попала в шоу, у меня случилась перезагрузка — и это было просто вау».

Метаморфоза далась Стефани нелегко — в то время она переживала сложные эмоции. «Съемки в шоу и работа с участниками — это было потрясающе! — вспоминает Гвен. — Каждый день на проекте я плакала, эмоции просто зашкаливали. Но сейчас я полностью настроена на позитив».

Она не перестает удивляться, сколько в ней творческой энергии, и говорит, что всю ее направляет в свои песни. «В июне я поняла, что готова к новому альбому. Я хотела этого. Каждый раз, как приезжала в студню, у меня рождалась новая песня. Каждый раз. Со мной такого еще никогда не было. Песни не появляются просто так, из ниоткуда. А сейчас мне кажется, что их хватит на целый альбом».

В своих фэшн-проектах Гвен, успевшая, кстати, поработать и над линией макияжа с маркой Urban Decay, тоже многого добилась. Она выпускает сумки, очки, детскую одежду, обувь, часы, а теперь еще и одежду и игрушки для собак — под маркой Harajuku Lovers. Может ли она назвать свой самый любимый продукт? Пожалуй, это губная помада Urban Decay, которая на ней сегодня: ярко-красная, с глянцевым блеском — классический цвет Стефани. «С ней нужно поосторожнее, она не матовая. Но так как в губной помаде я профи, для меня это не проблема».

Глядя на Стефани, невозможно не удивляться тому, как ловко ей удается совмещать роли бесконечно гламурной дивы и матери. «Сначала я не хотела думать о себе как о маме, — признается Гвен. — Погодите минуточку, разве я не разбитная девчонка? Я же «Hollaback Girl»!» Стефани подается вперед, к воображаемой толпе зрителей, и поет припев своего самого узнаваемого хита, моментально включив мощную харизму, сделавшую ее звездой… А затем так же быстро возвращается в прежнюю расслабленную позу. «Мне пришлось научиться принимать это. Быть мамой и делать карьеру — это две разные роли. Как личность ты остаешься тем же человеком, что и раньше, но теперь ты — уже нечто большее, потому что ты еще и мама и должна делать много всего нового».

И тут из холла звонит визажист — пора готовиться к сегодняшней презентации. Стефани исчезает и возвращается мгновение спустя с Аполлоном на руках. Она хватает со стола темные очки и замирает в правильной модельной позе. Массивную черную оправу очков из ее новой коллекции украшает фраза, которая предельно точно передаст смысл момента: «Я — современная мама».

← Назад

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее комбинацией клавиш Shift + Enter или нажмите сюда, что бы сообщить нам. Спасибо!